Про космос

Астронавт НАСА Эдгар Митчелл, летавший на Луну, рассказал о существовании инопланетян

Интервью с астронавтом Эдгаром Митчеллом

— Можете ли вы описать, каково это – путешествовать на Луну?

Это было невероятное ощущение, и, конечно, жизнь после этого меняется. Любой совместный труд, как, например, экспедиция «Апполон-14», приносит мне огромное удовольствие. Я люблю, когда работа завершается успешно.

— Были ли вы обеспокоены исходом экспедиции после неудачи «Аполлона-13»?

Обеспокоенность и осторожность присутствует всегда. После «Аполлона-13» мы трудились над модернизацией и исправлениями. Добавили третий кислородный баллон. Мы чувствовали себя довольно уверенно.

— Вас часто цитируют при описании «Эффекта общего представления». Как бы вы могли объяснить эту концепцию тому, кто не интересуется освоением космоса?

Просто необходимо ценить нашу роль и значимость в масштабах Вселенной. Я считаю себя космологом. Все, кто вышел за пределы нашей родной планеты и увидел её издалека, ощущают небывалое чувство. Мы являемся частью огромной реальности. Для меня это стало важным опытом. Я понимаю теперь, что мы не движемся по единому рациональному пути. После полета я многое переосмыслил и понял, что наш путь не является единственно верным.

— Любовались ли вы видом Земли с поверхности Луны?

Немного, но мы были слишком заняты. Земля была там, прямо перед нами. Не нужно было прилагать усилия, чтобы увидеть её. Наблюдать её в таком формате было довольно необычно. Когда видишь Землю как часть неба, меняются твои личные взгляды. Моя роль во Вселенной полностью изменилась. Я видел себя частью более масштабной космической реалии.

— Вы упоминали о рациональности. Рассматриваете ли вы это явление как важный аспект сегодняшнего общества?

Сейчас мы не движемся по такому рациональному пути. Мы занимаемся только потреблением. И зачастую наше отношение можно описать словами «Я не хочу об этом слышать».

— Как, по-вашему, мы превратились в такое нерациональное и равнодушное общество?

Неосведомленность была нашей ошибкой. Мы разделяли науку и себя. Наука строго материалистична. Когда мы переходим к более сознательному пониманию другого человека, появляется возможность привнести большее благо. Иначе нельзя.

— Расскажите немного о текущем состоянии науки и почему вы считаете его неправильным?

Материя и энергия были единственными вопросами, с которыми работала наука в течение 400 лет. Разум и сознание не были частью науки и не считались ею. Наука и эксперименты – это способ доказать лабораторные наработки. Ничего плохого в этом нет. Это просто наука. Способ найти материальные доказательства правильности или ошибочности различных теорий. Такой ньютоновской подход отдалил науку от нашей ежедневной жизни.

Любовь к природе, любовь друг к другу – мы только говорим об этом. Оцениваем на уровне личного восприятия. Наука является жестокой и безразличной, а самое важное в жизни – служение высшему благу. Наука должна выйти за существующие пределы. Её нужно использовать, чтобы понять Вселенную на уровне личного восприятия.

— Возвращаясь к рациональности, как следует подходить к проблеме, чтобы исправить её?

Следует быть самодостаточными и с умом использовать природные ресурсы для поддержания своей жизни. И регулировать популяцию! Рациональность может быть достигнута только при отсутствии огромной популяции. Экспоненциальный рост населения уничтожает природные ресурсы планеты.

Мы должны понять, какие ресурсы могут стать дефицитным, и учится заменять или сохранить их. Это должно исходить от каждого из нас. Не должно быть тех, кто впереди или отстает. Мы все должны участвовать и пытаться выполнить свою задачу наилучшим образом. В этом веке как цивилизация мы будем в большой опасности. Решить существующие проблемы можно, только служа общему благу.

— Вы начали так думать после возвращения с Луны?

В основном да. Но я вырос в очень любящей семье. Мы жили на ранчо с множеством животными. Благодаря этому мы понимаем и ценим их роль в нашей жизни. Я перенял эту позицию от родителей. Ценность жизни и всего, что в ней есть. Каждый день, заходя в дом, я первым делом видел фотографию своего пони, который был у меня в 14 лет. Я ценил его как друга, а не как домашнее животное. Такому отношению я научился у родителей. Любовь к природе во всех её проявлениях.

— Думаете, умение ценить – это то, что необходимо новому поколению?

Речь не только о том или ином поколении. Речь обо всех нас. Я стараюсь жить именно так. Мне комфортно, у меня есть прекрасный дом, множество деревьев. Я надеюсь, что люди будут менять свою точку зрения. У нас есть дети, и у нас есть домашние животные и природа. Мы должны научиться относиться к ним как к благу, ведь эти вещи делают жизнь комфортной.

— Ранее вы заявляли о существовании инопланетян. Вы по-прежнему придерживаетесь такой точки зрения?

Да. Существует много доказательств. Но правительства замалчивают их.

— Почему это делается?

Я не знаю. Единственной серьезной причиной я считаю страх. Страх и нежелание признать, что мы не самые лучшее существа в этом мире. Существует множество слухов. Но есть и много публикаций и исследований на эту тему. Я, как и многие, придерживаюсь мнения, что инопланетные формы жизни существуют, посещали нашу планету и даже сейчас они могут быть среди нас.

Вопрос также в деньгах и контроле информации. Правительства и сильные мира сего используют информацию и технологии лишь для получения прибыли. И они хотят контролировать все и вся.

Интервью было опубликовано 07.06.15 на сайте observercom

Оцените статью

Восхитительно
1
Приятно
2
Понравилась
7
Не очень
1
Наивно
0

Оставить комментарий